May 4th, 2015

За Клязьмой

Минобр как компрадор: дорога в Мордор

Давно известно, что Минобрнауки является абсолютным лидером по количеству своих чиновников, прошедших через "повышение квалификации" во всяких соросо-мусоровских конторах. Последствия их засилия в образовании пока, судя по всему, слабо осознаются на высшем уровне государственного руководства. Зато "низы" чувствуют это на собственной, как говорится, "шкуре" очень даже крепко. В школе общеобразовательной и в вузах. Причем по вузам такое ощущение, что система все быстрее с каждым годом просто идет вразнос, уничтожая все, что осталось разумного. Может, это конвульсии перед смертью (системы), чтобы "родиться заново"? Хорошо, если бы так...

А пока - то что есть. А точнее - почти что больше нет. Очень точно, "по полочкам" и "на пальцах":


Школы в России больше нет
Александр Привалов


Школы в России больше нет. Разумеется, по инерции остались ещё отдельно стоящие хорошие школы — покуда их даже и немало, — ну так какие-то островки жизни уцелели бы и после ядерной зимы.

Школы как института формирования нации — нет, и осколки его рассыпаются на глазах прямо сейчас.

Совсем скоро явное большинство школ в стране будет конторами по дневной передержке детей: чтобы по подвалам клей не нюхали; типовой выпускник будет неучем, не умеющим учиться, — то есть неучем пожизненным.

Глупо говорить, что время для решения проблем школы упущено (хотя оно, конечно же, упущено): никто не проиграл, пока никто не выиграл.

Наша страна не может существовать без сильной системы образования; на глобусе мы есть; стало быть, захотим жить — волей-неволей создадим школу заново. Но процесс этот не сможет и начаться, пока не признана открыто трагичность положения, не названы вслух причины случившейся со школой и с нацией беды.

Причин этих много — в том числе, очевидно, и внеположных образованию, но пока вожди образования твёрдо стоят на позиции «в школе всё очень хорошо, а завтра мы опять усовершенствуем ЕГЭ и всё станет просто отлично», а педагоги (порой и родители) боятся высказывать несогласие с происходящим, серьёзный разговор затруднён.

Итоги дискуссий с участием начальства всегда подводит само начальство, и всегда одинаково: мол, всё, что вы тут наговорили, либо чушь, либо провокация, либо мы и без вас уже давно учли (обычно последнее — такая же ложь, как первое и второе).

Разговоров же без своего участия начальство в расчёт не принимает. Но разговоры эти всё слышнее, что естественно: в кризис нечиновные речи всегда становятся жёстче и громче — и по крайней мере про две тяжёлые беды нашей школы уже сказано вполне достаточно, чтобы можно было начинать действовать.

Одна из них — невыносимое чиновничье давление на школу: груды никчёмных бумаг, которые обязан строчить каждый педагог; непрестанные проверки (в основном на соответствие этих бумаг друг другу и представлениям очередного чинуши об идеале), всякий раз грозящие учителя прихлопнуть; право начальства в любую минуту без объяснения причин уволить директора школы и т. д. Впрочем, эта беда у школы общая с другими сферами, курируемыми Минобром (и, боюсь, не только им), и при всей её тяжести главная для школы не она.

Исток главной беды в том, что школу лишили самостоятельного значения. Она перестала быть самодостаточным и самоценным периодом в жизни взрослеющего человека; весь смысл её свёлся к тому, чтобы подготовить ученика к поступлению в вуз. Внешне это выразилось в воцарении ЕГЭ; недаром реформаторы образования видят своё главное свершение именно в едином экзамене — он и впрямь оказался фатальным.

Collapse )
promo andoc september 29, 2019 03:02
Buy for 10 tokens
Вполне законченная и цельная концепция российской истории со времен язычества до наших дней. Концепция историософская, каковой она не может не быть, если речь идет об истории России. Если давать "лейбл", то это, безусловно, концепция консервативно-православная (не путать с ходульным…

Начата кампания по дезориентации общественного мнения в России

Инспираторы государственного переворота в России, посредством подконтрольных им СМИ начали кампанию по дестабилизации и дезориентации российского общества на уровне эмоциональной составляющей, призванную повысить у людей градус тревожности и вселить страх, что грядет нечто чудовищное.

Об этом предупреждает известный российской политолог, директор Института политических исследований и доверенное лицо Владимира Путина Сергей Марков. Эксперт проанализировал наводнившие специфическую прессу нелепые слухи и сплетни, и пришел к выводу, что их нелепость не так уж безобидна. Об этом Марков написал в соцсети Facebook. Политолог просит людей не поддаваться на провокации и игнорировать бездоказательную информацию, вал которой, учитывая геополитические факторы, будет только нарастать.

«Читаю слухи про смерть или болезнь Путина, слухи про то, что начался мятеж против Путина в Кремле, слухи про отставку Сечина, слухи про скорую отставку правительства, слухи, что ФСБ требует от Путина голову Кадырова, слухи, что Кадыров зачем-то заказал убийство Немцова. И полагаю, что в штабе по подготовке российского Майдана дана команда подконтрольным им медиаресурсам начать кампанию по дезориентации общественного мнения в России путем массового распространения слухов, создающих состояние неуверенности в стабильности. Еще и другие слухи вы скоро услышите. Главное требование к таким слухам, как написано в учебниках, чтобы они давали ощущение неуверенности, и их было трудно проверить. Своей массой они должны создать это эмоциональное ощущение, что что-то большое и грозное приближается. Не позволяйте собой манипулировать!», - отметил политолог.


Американский плавильный котел треснул

Валерий Коровин

Происходящее в Балтиморе есть проявление и прорыв тех противоречий, которые копятся в американском обществе на протяжении всего ХХ века, и связано с невозможностью разрешить конфликт столь разнородного общества, которое представляет собой американский социум.



Сама идея американского государства основывалась на модели плавильного котла – когда приезжающие в США новые иммигранты должны были ассимилироваться принимающим базовым обществом - белых англосаксонских протестантов. Всякий, кто приезжал в США, должен был интегрироваться в это общество, становясь его органической неотъемлемой частью. Но социологический закон гласит, что принимающее общество может ассимилировать не более 10% приезжих в поколении.

В тот момент, когда количество иммигрантов в США превысило этот объём, их ассимиляция и даже интеграция стала невозможной, из-за чего стали возникать анклавы. В первую очередь чёрные анклавы, возникшие вследствие массового завоза в США рабов с западного побережья Африки. Ситуация никак не разрешалась, но лишь усугублялась с появлением нового количества иммигрантов. Чёрная часть населения, находясь в анклавах, не интегрировалась в базовое общество, не принимала культурные, цивилизационные ценности англосаксов, не принимала социально-экономические модели, которые считались в США нормативными. Чёрные жили в своих замкнутых пространствах, воспроизводя образ жизни меньшинства, находящегося в статусе изгоев и маргиналов по отношению к базовому обществу.

Collapse )