Андрей (andoc) wrote,
Андрей
andoc

Category:

Коррупция в России: «бархатная» повестка, навязанная извне

Олег Матвейчев - профессор Финансового университета при Правительстве РФ, политконсультант с опытом работы в АП, №8 в рейтинге "Общей газеты" ЛУЧШИЕ ПОЛИТТЕХНОЛОГИ РОССИИ - 2021.
Если совсем кратко по содержанию, то:
коррупция не есть «абсолютное зло», а неизбежный «побочный эффект» власти в капиталистическом государстве. Бороться с нею репрессивными мерами не только бесполезно, но и вредно – раздувается бюрократия, коррупция становится более изощренной, замедляется экономический рост, власть подставляется, занимаясь собственной десакрализацией, взращивая протестные настроения и открывая тем самым ворота технологиям внешнего влияния. А они как раз во многом опираются на культивируемые мифы о коррупции, позволяющие расшатать доверие населения к государству и в итоге провести «цветную» революцию.


Если тезисно, то:
- само понятие коррупции весьма национально-специфично – где-то не «поднести» чиновнику считается жлобством, где-то принято подносить «борзыми», а где-то и то и другое карается по всей строгости закона;

- рейтинги «коррупции» Transparency International на самом деле представляют собой индексы восприятия коррупции, «восприятия» кем – особо не разглашается, но львиную часть «таких экспертов составляют непримиримые деятели оппозиции, конечно же, либеральной и прозападной»;

- сами эти рейтинги издаются в ФРГ, финансово поддерживаются из Великобритании и других западных стран, и по "странному совпадению" эти страны в рейтинге Transparency International лидируют как «самые чистые»;

- при этом сотрудники Transparency International «сами достаточно часто оказываются среди фигурантов различных коррупционных расследований»;

- в западных странах коррупции намного больше, просто она легализована в форме лоббизма и «локализована» в высших эшелонах власти;

- также в США многомиллиардные обороты имеют «политические взносы», так, например, в результате пожертвований на предвыборную кампанию Обамы 40% посольских должностей получили бывшие «доноры Обамы», до этого никак не связанные с внешней политикой»;

- также по замерам среди населения, основанным на других опросах, выходит, что уровень коррупции в США намного выше, чем у нас;

- туда же, к Западу (а отнюдь не к «дикому Востоку») восходят корни коррупции: в нынешнем ее виде она плоть от плоти капиталистического уклада, стремящегося «подмять под себя» государство и чиновников, чего не было в сословном обществе, где сословию купцов-бизнесменов нельзя было плотно общаться с сословием государственных служащих (по аналогии с кастами в Индии);

- в самих западных странах тему не раздувают, но «на экспорт» активно поддерживают;

- во всех революциях коррупция была главным поводом, «заводившим» массы, но не сама коррупция, которая якобы «зашкаливала», а то, что народ натравливался на государство этим самым жупелом (яркий пример Французской революции, за которой стояли интересы Великобритании);

- повальная кампанейщина «борьбы с коррупцией», как сейчас в России, наносит экономический ущерб, превышающий ущерб от самой коррупции, не говоря уже о моральной самодискредитации государства (толпа требует все большей «крови»);

-  сегодня в России создана репрессивная система, где чиновники подставлены под многоуровневый контроль, при этом сами «контролеры» оказываются куда более коррумпированными, за ними нужны еще контролеры и так до бесконечности;

- под домокловым мечом "антикоррупционного контроля" чиновники боятся сделать лишний шаг, плодится бюрократия, а в итоге реальные коррупционеры всегда находят лазейки, в то время как управленческая инициатива, так необходимая для развития, душится на корню;

- антикоррупционная активность в науке и образовании уже привела к кампании по «чистке» Ученых советов, бюрократизации всего и вся, так что нам некогда заниматься собственно наукой и преподаванием;

- в «антикоррупционной» кампании современной России опасно то, что государство идет на поводу у западных режиссеров, заинтересованных в нагнетании темы в целях дестабилизации;

- примеры сталинского СССР и исторического Китая показывают, что коррупцию можно победить без кампанейщины и самодискредитации государства, но путем выстраивания системы, в которой чиновник – «отборный» представитель общества (3 уровня "чиновничьих" экзаменов в Китае), «повязанный» высокими идеалами служения и доверием-ответственностью за результат, а не связанный по рукам и ногам бюрократическими инструкциями и страхом "посадки".

И некоторые цитаты:
«У нас упорно борются с коррупцией, а бегство капиталов не замечают». «Уровень вреда экономике от утекания капиталов за рубеж совершенно не зависит от того, как эти деньги были накоплены, преступным или законным способом».

«По материалам доклада Европарламенту по состоянию коррупции в Евросоюзе 2014-го года, ЕС в целом ежегодно теряет на коррупции 120 миллиардов евро. Еврокомиссар по внутренним делам Сесилия Мальмстрём утверждает, что 20-25% от стоимости государственных контрактов идет в карман чиновников. Вдумайтесь в эти цифры! Нашим «коррупционерам» они и  близко не снились!» «Администрация Барака Обамы – наиболее коррумпированная в истории США» (Майкл Сэвидж). «Российские чиновники-коррупционеры по сравнению со своими коллегами в США – это просто дети, которые пытаются заработать себе на мороженое. … на Западе бизнес и административная власть срослись в единый коррупционный монолит, разделить который просто невозможно. «От того, что одни государства переименовали коррупцию в лоббирование, меньше ее не стало … Она лишь сосредоточилась в верхних слоях общества – там, где есть кому и чем платить» (А. Вассерман)».

«Запад реализовал в нашей стране классическую схему ослабления своих противников через коррупцию:

  1. Дискредитация и смещение политической элиты.

  2. Насаждение новой элиты и установление контроля над ней через коррупцию.

  3. Поддержание состояния слабости государственной власти через перманентную борьбу с коррупцией в элитах».

«Не стоит искать у революций никаких социально-экономических причин. У каждой революции существуют выгодоприобретатели, которые накачивают население,  натравливают его на свое государство, объявляя власть жертвой, принеся которую можно забыть все старые проблемы, освободиться от старых бед и начать все «с чистого листа». И все революции антикоррупционны, потому что иначе натравить людей на власть в современном мире попросту невозможно, а сама коррупция настолько эфемерное и абстрактное явление, что при должном нагнетании можно убедить людей, что именно в ней корень всех бед и абсолютное зло, которое нужно побеждать любой ценой».

Статистика по российской борьба с коррупцией за 2016 г. по https://www.kommersant.ru/doc/3255830. «В 2016 году сажали по одному в 10 минут! Что это, если не борьба с коррупцией? Кстати говоря, за исключением Китая, ни в одной стране мира не ведется такая полномасштабная борьба с коррупцией. А наше антикоррупционное законодательство тоже считается одним из лучших в мире. Чиновники запуганы и воспринимают эту борьбу как новый 37-й год».

«Можно отдельно написать книгу и про бюрократию в системе образования и высшей школы… Суть сводится к тому, что из-за огромного количества всяких методичек, инструкций и написания постоянных планов и отчетов преподавателям и школ, и вузов уже некогда не только заниматься наукой, но и собственно преподавательской деятельностью!» «Проблема коррупции в сфере образования была тысячекратно преувеличена. Благодаря бюрократизации науки и высшего образования из этой сферы уходят или уезжают на Запад самые талантливые кадры. … А схема вредительства опять та же самая: сначала крики оппозиции о коррумпированности, потом ропот глупого общественного мнения – и, наконец, реакция политиков и государства в виде бюрократизации! … Куда ни глянь, везде идет процесс регламентации, везде насаждается бюрократия, которая якобы должна одолеть коррупцию».

«Людей систематически перемалывают в этой антикоррупционной мясорубке и превращают в коррупционный фарш, поток которого не останавливается. Общество приучили питаться котлетами из этого фарша, и оно требует все больше и больше. Спрос постоянно растет. Возник и все время увеличивается огромный слой людей, которые удовлетворяют этот спрос и обслуживают эту мясорубку. Прекратись борьба с коррупцией, и они останутся не у дел, ведь ничего другого они делать не привыкли! Что будет делать вся эта армия? - Правильно, будет требовать от государства возобновить и усилить борьбу».

«Примерно так всегда и возникают людоедские режимы, в которых репрессивные механизмы возникают и начинают перемалывать людей как будто бы сами по себе. Кто-то старательно формирует общественный запрос на борьбу с тем или иным явлением, оппозиция начинает критиковать власть, которая не отвечает на требования общества, власть начинает все больше и больше демонстрировать свою работу по этому направлению, пресса все сильнее разгоняет актуальность проблемы, общество требует все больших результатов и репрессивный механизм начинает работать сам по себе. Государство уже и радо было бы остановить его, но уже ничего не может сделать. В обществе запущен разрушительный процесс, население привыкает питаться собственным мясом и требует постоянного увеличения порций».

О Ходорковском: «Назови власть вещи своими именами, выдвини обвинения в адрес Ходорковского в госизмене, шпионаже, вредительстве, и народ полностью поддержал бы ее. Причем люди всё прекрасно поняли и так, но им нужен четкий посыл со стороны власти, а не трусливое лицемерие, когда наказание за измену Родине воровато маскируется под «налоговые нарушения». Тогда не нужно было бы организовывать второй процесс, который вызвал в обществе гораздо больше сомнений, чем первый, не нужно было выпускать олигарха после того, как он отсидел 10 лет, после чего он вернулся к своей антироссийской деятельности и вредит уже из-за рубежа. А главное, не было бы самого неприятного для власти вопроса в этой связи — почему наказан только Ходорковский, хотя подобные преступления совершали все олигархи девяностых? Только из-за того, что он поссорился с Президентом?».

О Навальном: «Другой пример, это уголовные дела в отношении Алексея Навального. Этот персонаж сделал и наговорил себе уже на несколько пожизненных сроков по статьям, связанным с госизменой, и это очевидно даже его сторонникам. Попытка организации государственного переворота в 2011-2012 годах, прямые призывы к свержению власти, тесные контакты с иностранными политическими силами, ведущими подрывную деятельность в стране. Но и в этом случае власть трусливо осуждает его по «хозяйственным» статьям, и все российское общество, и сторонники, и противники видят в этом отчётливый политический характер. Зачем так подставляться, тем более там, где есть все законные основания привлечь таких людей к ответственности за госизмену, когда в обществе есть на это четкий и недвусмысленный запрос? И к тому же это отвлекло бы людей от антикоррупционной повестки дня, дискредитировало бы тех, кто под борьбой с коррупцией скрывает свои политические и популистские цели, работу на внешних врагов».

«Усиление антикоррупционных тем в повестке дня конкретной страны выгодно врагам этого государства. И неважно, берет ли власть инициативу в свои руки или нет, усиливая эту тему, она работает только в интересах врага. И напротив, любое снижение общественного интереса к теме коррупции работает в интересах страны и на укрепление власти в целом».

«Существуют возможности бороться с коррупцией без всяких особенных репрессий, чисто идеологическими, профилактическими методами. Страхом и посадками эту проблему как раз не решить. И если какого-то краткосрочного успеха и можно добиться, то только если уволить, посадить и расстрелять большинство элиты».

«И, таким, образом, государство ослабляется с двух сторон. Властью, которая дискредитирует сама себя, натравливая народ на госслужащих, и элитой, которая всеми способами содействует ослаблению государства, подбрасывает огонь в антикоррупционный костер, выращивает оппозиционных «борцов с коррупцией», перенаправляющих негодование народа в адрес коррупционной власти. Но свергнув власть и устроив показательные антикоррупционные репрессии в адрес прежнего руководства, уступив часть государственного суверенитета геополитическим противникам, … новые элиты начинают обогащаться сами. И сами продолжают борьбу с коррупцией. До того момента, пока не свергнут уже их. Замкнутый круг. Сейчас это мы можем наблюдать на Украине, да и во всех странах, где произошли антикоррупционные революции».
 
Tags: Информационные войны, Книжная полка, Навал, Наука и образование, Оранжизм в России, Политтехнологии, Россия и Запад
Subscribe

Posts from This Journal “Информационные войны” Tag

promo andoc september 29, 2019 03:02
Buy for 10 tokens
Вполне законченная и цельная концепция российской истории со времен язычества до наших дней. Концепция историософская, каковой она не может не быть, если речь идет об истории России. Если давать "лейбл", то это, безусловно, концепция консервативно-православная (не путать с ходульным…
Comments for this post were disabled by the author