Tags: Реформа образования

За Клязьмой

Академики против огульной цифровизации в образовании

Деятели науки и образования выступили против цифровых экспериментов над будущим
Открытое письмо Президенту РФ Владимиру Путину о категорическом несогласии с политикой правительства РФ в сфере образования и науки
Участники круглого стола «Концепция возрождения образования и науки в России», прошедшего в конце сентября  в Петербургском Доме ученых  — ученые, профессора, академики, представители родительских объединений, общественные деятели — направили открытое письмо президенту РФ Владимиру Путину, в котором выразили категорическое несогласие с политикой правительства РФ в сфере образования и науки. В своем обращении академики и профессора требуют немедленно остановить государственное финансирование и реализацию проектов вроде «Цифровая образовательная среда», МЭШ/РЭШ, создать экспертную комиссию для разработки специального СанПиНа для всех имеющихся современных низкоинтенсивных источников электромагнитного излучения, включая WI-FI, а также провести открытое обсуждение концепции реформы образования и науки, параллельно поручив Генеральной прокуратуре дать правовую оценку действиям разрушителей образования.
Collapse )
promo andoc september 29, 2019 03:02
Buy for 10 tokens
Вполне законченная и цельная концепция российской истории со времен язычества до наших дней. Концепция историософская, каковой она не может не быть, если речь идет об истории России. Если давать "лейбл", то это, безусловно, концепция консервативно-православная (не путать с ходульным…
За Клязьмой

Новое правительство: контролёры с цифрой посчитают всех!

Александр Привалов
О контроле, контроле и контроле
М
ногие комментаторы отметили, что сразу два члена нового кабинета вышли в министры из соответствующих надзорных ведомств: Мурашко перешёл из Росмеднадзора в Минздрав, Кравцов — из Рособрнадзора в Минпрос. Новый премьер и сам неделю назад возглавлял заметнейшее контролирующее ведомство страны, и в вице-премьеры привёл двух своих замов по фискальной службе — словом, в новом правительстве заметнее всего люди надзора, контроля и проверок. В соцсетях иронически цитируют Ленина: «Учёт и контроль — вот главное, что требуется для… правильного функционирования первой фазы коммунистического общества». Зря смеются. Учёт и контроль требуются для правильного функционирования любого сколько-нибудь развитого общества; другое дело, что не так уж ясно, главное ли они. Надо ещё, чтобы было что контролировать и учитывать — и чтобы примат контроля не мешал это самое что создавать. Когда-то Томас Манн написал статью «Достоевский, но в меру» — так и теперь впору провозгласить: контроль, но в меру.

Пока же, повторим, именно тема контроля превалирует в новостях и комментариях. Новые члены кабинета если и не прямо контролёры по прежней работе, большей частью карьерные чиновники, умеющие регулировать и учитывать исполнение утверждённых программ, контролировать расходование бюджетных денег. Все знают, что новое правительство призвано обеспечить развитие, но в каждом втором высказывании на эту тему и само развитие понимается как контроль — контроль за исполнением майского указа, за осуществлением нацпроектов. Даже структура кабинета предполагает серьёзный контроль и внутри правительства: меньше двух министров на каждого вице-премьера — это как? Премьер в первые же дни прямо пообещал быстро поднять уровень контроля в стране до невиданных прежде высот: «Все домохозяйства в России в течение двух лет будут внесены в информационную систему, и каждый доход будет отслеживаться от начала до конца для предоставления адресной социальной помощи». (Да, тут речь о благом деле, о социальной помощи, но трудно отвлечься от опасений, что отслеживание каждого дохода от начала до конца — весьма серьёзный шаг к дивному новому миру. А тут ещё, говорят, систему распознавания лиц в столичном метро уже испытывают; а там всякие страсти про систему социального рейтинга в Китае рассказывают… Вы что думали, цифровизация — это лобио кушать? Впрочем, это совсем отдельный разговор.)
Разумеется, ничего принципиально нового тут нет: акцент на контроле нарастал всё последнее время, и не только у нас. Люди, как всегда, хотели только хорошего: боролись с коррупцией, со всякими непотизмами да фаворитизмами, а ради этой борьбы всё активнее отгораживались от суждений, основанных на личном опыте и знаниях даже самых уважаемых специалистов, в пользу количественных показателей, основанных на безличных стандартизованных данных. Первые, дескать, субъективны, а потому всегда подозрительны, вторые же объективны — и только они позволяют правильно оценить происходящее, и прежде всего эффективность любой работы. «Делается то, что можно измерить», а об остальном калякайте в нерабочее время. На этом фундаменте и строится сегодня удивительно многое: от персональных KPI и должностных инструкций — до систем государственного управления целыми отраслями. Гигантский вклад во всеобщую зацикленность на как можно более безличном, как можно более «цифровом», говоря модным языком, контроле внесла победа менеджеризма. Полвека назад стало общепринятым убеждение, что управлять хоть мелкой фабрикой, хоть огромной корпорацией, хоть министерством есть, по существу, одно и то же занятие. Но как гордому владельцу диплома MBA, вооружённому лишь ебитдой да кипиаем, равно спокойно командовать сталеваром и агрономом, профессором химии и режиссёром? Только одним способом: считая их «специфические» знания заведомо второстепенными, своё же «универсальное» умение разбираться с количественными показателями их деятельности — самодостаточным.
Collapse )
От себя andoc добавлю, что "контролёрскую мощь" Кравцова и его ведомства мы в образовании знаем не понаслышке. Равно как и последствия "диктата показателей". Так что курс на ликвидацию "традиционного" образования сохраняется и усиливается.

За Клязьмой

Б. Ридингс о руинах университета и как в них жить

Диагноз – разрушение классического университета – поставлен точно и убедительно, но «лечение» предлагается какое-то аморфно-неадекватное. Это не лечение даже, а скорее призыв принять ситуацию, как есть - не предаваться ностальгии (прошлого не вернуть), но и не превращаться в технологический придаток глобального общества потребления. Призыв чисто постмодернистский с типичными мантрами о необходимости «новых категорий мышления», которые на поверку оказываются шизофреническими симулякрами. Например:
"мышление соседствует с мышлением, в котором мышление является совместным процессом, не предполагающим ни идентичность, ни единство".Или: "...у нас остается обязательство выявлять наши обязательства, не веря в то, что мы когда-нибудь исчерпаем их". И совсем «симулякрно»: "Это значит понимать обязательство сообщества как обязательство, перед которым мы в ответе, но на которое не может ответить".

Это, конечно, для умов «элитарных», но и для наших «средних» тоже есть достаточно пищи, главным образом в части критики тех процессов, которые довели университет до состояния руин.

Причину упадка автор видит не в самом университете, а в изменении его социальных функций. Если в национальном государстве эпохи модерна университет являлся средоточием культуры, основанной на национальной идентичности, то в эпоху глобализации – краха национальных государств – он превращается в корпорацию, построенную по принципам консьюмеризма. Вместо поиска истины его объединяющим началом становится некое «совершенство» (может, лучше было бы перевести «эффективность» или «результативность»), вместо преподавателя центральным лицом становится администратор, вместо социальной ответственности («оценки») приходит пресловутая статистическая «отчетность» и тому подобное, так хорошо нам знакомое в последние годы. И это необратимо – так считает автор, и с ним, увы, трудно не согласиться.

Collapse )


Collapse )
За Клязьмой

Традиция против инноваций

Для тех, кто в теме «Разгром образования», эта книга – открытие. Мы привыкли видеть причины современной деградации российского образования (в мировом, кстати, все еще хуже) в ЕГЭ, в компрадорской позиции правящей верхушки, в цифровизации и т.п. В общем, если совсем упрощенно, то – «ЕГЭизация + цифровизация = дебилизация». Как-то так.

Монография И.П. Костенко раскрывает другой ракурс, интуитивно знакомый всем, работающим в этой сфере, но никем еще так документально не разработанный. В многолетних исследованиях автор поднял многодесятилетнюю историю разрушения отечественного образования, разрушения «изнутри» – через «реформирование».

Но сначала о том реформировании, которое без кавычек. На бытовом уровне часто приходится сталкиваться с тем, что старшее поколение, те бабушки-дедушки, которые учились в школе в сталинские времена, имеют базовые знания по математике, русскому и даже иностранному языку куда более прочные и основательные, чем современные школьники. Казалось бы, столько лет прошло, давно должны все «забыть», а они за пояс заткнут как третьеклассника, так и выпускника. Оказывается, это поколение, учившееся во времена подъема образования, когда абсолютная успеваемость («четверки-пятерки») достигала 75%! То есть почти три четверти школьников были хорошистами и отличниками!

Collapse )
И в качестве наглядного приложения - видео с И.П.Костенко, где он кратко резюмирует свои исследования. Особенно интересен момент, где он демонстрирует свои школьные тетради (16-я мин.) - и это не "гений", а обычный "хорошист" 40-х-50-х годов!



За Клязьмой

Минпрос отмежевался от тотальной цифровизации? Хорошо бы!

Минпросвещения РФ против цифрового насилия. Что делать с МЭШ?

Аннотация
Министр просвещения РФ Васильева допускает, что гаджеты могут вредить здоровью школьников. Она рассказала, что изучает проблему вместе с учёными, и назвала примеры, когда страны ограничивали использование электроники в образовании для защиты здоровья детей. Но что делать с «Московской электронной школой», создатели которой не задумывались о рисках?

Министр просвещения РФ Ольга Васильева подробно и ясно представила позицию федеральной власти по цифровой школе. С её слов, технологии требуются, в первую очередь, отдалённым учреждениям, где ограничен доступ к информации; задачи усадить детей за клавиатуру министерство не ставит, более того, вместе с учёными изучает, насколько опасным могут быть гаджеты для здоровья ребёнка. Интервью Васильевой вышло на телеканале НТВ 27 мая.

Из под ката:

"...сейчас российский школьник на шесть часов больше сидит у компьютера, чем американский сверстник. При этом эксперты считают, что ребёнок, сидящий за компьютером два раза в неделю, даёт значительно больше результатов, чем тот, который сидит чаще. Васильева привела пример Китая и Сингапура, где «очень строго время ограничено работы с экраном».

«Я общалась со своим коллегой, французским министром, — у них точно такое же деление, как и у нас. И он мне сказал, что мы вносим в парламент Франции закон об исключении гаджетов из образовательного процесса с 1 по 9 класс, кроме классов лицея. Уже четыре месяца закон во Франции действует".

"...не очень он нужен в учебном процессе — этот замечательный гаджет для маленького, допустим, второклассника, третьеклассника».

"Глава Минпросвещения РФ дистанцировалась от организаторов эксперимента «Московская электронная школа». Она наглядно показала, что МЭШ не имеет общего с главным замыслом федерального проекта".

"Очевидно, что вероломное тотальное внедрение электронных устройств в учебный процесс московских школ проводилось без санкции министра, занимающего более взвешенную позицию, она не сторонница цифрового насилия над ребёнком. Роль техники — вспомогательная, она должна не заменять традиционную школу, а точечно давать ей новые возможности".
Collapse )

За Клязьмой

Цифровизация образования: компрадорский беспредел

Россия: отстать навсегда? Образовательные мракобесы - Аргументы Недели
№ 28(672) от 24.07.19 [«Аргументы Недели », Александр ЧУЙКОВ, Олег ГОВОРОВ ]
В первом материале цикла (см. «АН» №27 от 17.07.2019) было рассказано об узаконенном Конституцией и целым сонмом различных международных соглашений фактически колониальном статусе нашей как бы империи. Под прикрытием 15-й статьи Основного закона о главенстве международного права над национальным фактически ликвидирована российская высокотехнологичная промышленность. Страна прорубила не форточку, но широченные ворота иностранным радиоэлектронным товарам и полупроводникам, готовя лишь специалистов для их продажи и обслуживания.

Вслед за промышленностью пришла очередь российского среднего и высшего классического образования. Придуманная транснациональными корпорациями IT-направления всемирная цифровая экономика и хайп вокруг искусственного интеллекта, неуклюжие телодвижения нашего правительства, которые своими нацпроектами просто отдадут триллионы рублей западным корпорациям, окончательно закрепят наше отставание от цивилизации. Уничтожение же образования лишит нас надежды попробовать вырваться из полупроводникового капкана.

Collapse )
За Клязьмой

Добить образование! Цена 36 млрд. руб.

Александр Привалов пишет всегда все правильно, но за кадром остается вопрос: кто и зачем все это делает? На него имхо лучше и профессиональнее других отвечают В.Ю. Катасонов и О.Н. Четверикова - оба из МГИМО, профессор и доцент. Ольга Николаевна в своей последней книге прекрасно "прошлась" по всем этим "реформам" и реформаторам от образования - с фактами, цифрами, научно, без конспирологии и кликушества. 
Александр Привалов
О право присвоивших

Всё-таки странно: публику перспектива радикальных перемен в отечественном высшем образовании, ненароком приоткрытая ректором «Вышки» Кузьминовым, очень заинтересовала — загляните в соцсети. Рассуждают, восклицают, бранятся. В профессиональных же медиа этой темы нет вообще: «Ни слова, о друг мой, ни вздоха». Почему? Да по многим причинам. Вот только что рассказанная мне история. Некое региональное издание запросилось на интервью к ректору тамошнего университета. Ладно, говорят, присылайте вопросы. Прислали: что, мол, вы думаете о проблемах, волнующих ректорский корпус страны. Первое: мыслимо ли, чтобы производитель продукции не мог отобрать себе сырьё? Вузы должны готовить специалистов, не имея права выбирать абитуриентов; берут, кого составленный Рособрнадзором ЕГЭ пошлёт — без учёта специфики конкретного вуза и специальности. Второе: сам Рособрнадзор. Он не отвечает за качество подготовки специалистов, но может вмешиваться в учебный процесс любыми проверочными мероприятиями. Казалось бы, дали лицензию и аккредитацию — так не мешайте работать… Третье: перегрузка преподавателей, нищенские зарплаты, давление показателей по средней зарплате, приводящее к увольнению совместителей — зачастую специалистов с уникальным научным и производственным опытом. Четвёртое: учёный и преподаватель суть разные профессии. Можно ли требовать от всех работников вузов одинаковой эффективности в обеих ипостасях? Пятое: невозможность оставить на кафедрах лучших выпускников из-за жалких стипендий аспирантов и зарплат молодых преподавателей. Как в таких условиях сохранять научно-педагогические школы? Изданию ответили, что ни одного из этих вопросов ректору задавать нельзя. Не знаю, чем дело кончилось в этом именно случае: вышло ли интервью с вопросами типа «как же это получилось, что вы такой гениальный» или не вышло никакого, — но это одна из причин уклонения массмедиа от действительных проблем образования. «Мы будем с тобой молчаливы».
Collapse )
Что же до сути, то надо, оказывается, «чтобы каждый школьник с 5-го по 11-й класс имел возможность использовать современные цифровые учебно-методические комплексы по 14 базовым и по 40 профильным предметам школьной программы, построенные на технологиях искусственного интеллекта». Понимаете? Искусственного интеллекта. Технологиях. На. Не понимаете? Не важно. Важно, что «на достижение данного результата потребуется за шесть лет средств в объеме 36,02 млрд рублей»… Лихо, да? Даже жалко, что все эти приседания к обучению реальных детей в реальной школе никакого отношения не имеют.
За Клязьмой

Реформы от Кузьминова: переход на образовательный ширпотреб

Александр Привалов
О рывке в восемнадцатый век

Ректор «Вышки» Кузьминов сообщил, что лекциям в его вузе приходит конец: «Мы решили, что в ближайшие два года мы выйдем на замещение всех абсолютно лекций онлайн-курсами. То есть каждый профессор “Вышки” запишет и будет поддерживать онлайн-курс, а лекционные занятия в классической форме мы отменим, потому что их КПД даже в ВШЭ, где лекции читают исследователи, низкий». В соцсетях пошли бурные обсуждения этой новости, что и хорошо, поскольку тут есть что обсудить, и плохо, поскольку обсуждать её поздно. Пора бы запомнить, что наши реформаторы образования сообщают плебсу об очередной своей задумке только тогда, когда решение уже принято и спорить с ним не полезнее, чем с наступлением холодов. Онлайн-лекции скоро захлестнут все вузы, не только «Вышку», — но об этом чуть позже, а пока немного пообсуждаем.
Начнём с того, что предмет дискуссии подменён: говоря об онлайн-лекциях, Кузьминов и его собеседники имеют в виду, простите, видеоролики: дяденька-профессор записал и выложил в Сеть — детишки по силе возможности запускают (лучше на двойной скорости) и учатся.
Collapse )
То, что хотят сделать с нашим образованием, очень быстро даст результаты неизгладимые — обратного хода просто не будет. Обсуждение этого вопроса, чреватого неисчислимыми и многообразными последствиями, влияющего на все аспекты будущего страны, не может быть келейным. Такое решение нельзя доверять молчаливой межведомственной сходке; такое решение должно быть принято гласно — после действительно широкого обсуждения и на максимально высоком уровне.